Гормонотерапия рака предстательной железы

Гормональная терапия в комбинированном лечении рака предстательной железы

Гормональная терапия в комбинированном лечении рака предстательной железы

Одним из основных видов лечения РПЖ является гормональная терапия. На стадии генерализованного (метастатического) опухолевого процесса гормонотерапия является ведущим и наиболее эффективным вариантом лечения, позволяющим добиваться ремиссии и стабилизации заболевания у большинства больных. При локализованном (II стадия) и местно-распространенном (III стадия) РПЖ гормональная терапия также может применяться как самостоятельный метод лечения, но более распространенным вариантом лечебной тактики является применение эндокринных воздействий в сочетании с хирургической операцией или лучевой терапией.

Гормонотерапия может проводиться перед началом хирургического или лучевого лечения, в этом случае ее принято называть неоадъювантной. В том случае, когда гормональное лечение назначается после операции или облучения, терапия обозначается как адъювантная. В настоящее время в клинической практике используется несколько различных режимов и схем комбинированного лечения РПЖ с применением гормональной терапии. Основной целью проведения неоадъювантной и адъювантной гормонотерапии является увеличение общей и безрецидивной выживаемости больных РПЖ, но в различных клинических ситуациях гормонотерапия решает различные задачи.

Неоадъювантная гормонотерапия перед хирургическим лечением РПЖ

Наиболее радикальным методом лечения больных с интракапсулярным РПЖ (T1-T2N0M0) и некоторых больных с экстракапсулярной инвазией опухоли (T3aN0M0) является радикальная простатэктомия (РПЭ). Хирургическое лечение не приводит к большому числу осложнений и обеспечивает высокие показатели общей и опухолево-специфичной выживаемости больных. Однако трудности предоперационной оценки степени распространенности опухоли предстательной железы и соответственно клинической стадии РПЖ приводят к гиподиагностике распространенности процесса на дооперационном этапе и к снижению в связи с этим хирургического радикализма.

По данным клиники Mэйо, располагающей опытом нескольких тысяч РПЭ, почти у половины больных с клинически локализованным РПЖ при послеоперационном морфологическом исследовании выявили инвазивный рост в парапростатическую клетчатку, прорастание в семенные пузырьки или метастазы в тазовых лимфатических узлах. Увеличению числа нерадикальных операций способствует также стремление хирурга к достижению хороших функциональных результатов и применение в связи с этим нервосберегающей (для сохранения потенции) и уретросберегающей (для улучшения функции произвольного мочеиспускания) техники при недооценке возможности экстракапсулярного распространения опухоли. Так, по данным различных хирургов, количество операций, сопровождающихся наличием опухоли по линии резекции, составляет 0-71% (в среднем 28%).

Но билатеральная орхидэктомия и эстрогенотерапия не нашли широкого применения в клинике в качестве вариантов неоадъювантной гормонотерапии вследствие значительного числа побочных эффектов. Наиболее интенсивно метод предоперационной гормонотерапии стал развиваться после того, как в клинической практике использовать агонисты ЛГРГ (Золадекс, леупролид) и нестероидные антиандрогены (Касодекс, Флутамид), которые применялись, в основном, в режиме комбинированной (максимальной) андрогенной блокады.

В исследовании канадской группы Labrie (1993) применение комбинированной блокады андрогенов в течение 3 месяцев привело к снижению частоты выявления опухолевого роста по линии резекции до 13% по сравнению с 38% в группе больных, которым проводилось только хирургическое лечение. Максимальная андрогенная блокада использовалась в качестве неоадъювантной гормонотерапии и в других исследованиях, также показавших достоверное снижение частоты нерадикальных операций у больных, получавших неоадъювантную гормонотерапию (табл. 1).

Таблица 1. Частота выявления опухоли по линии резекции (%) в исследованиях по неоадъювантной гормонотерапии

Несмотря на повышение радикализма оперативных вмешательств, которое обеспечивает неоадъювантная гормонотерапия, ни в одном исследовании не было достигнуто различий в частоте и длительности безрецидивного периода после РПЭ. Развитие биохимического рецидива РПЖ (повышение уровня ПСА>0,1) наблюдалось одинаково часто как у больных, которым проводилась неоадъювантная гормонотерапия, так и у больных, получивших только хирургическое лечение. Однако ни в одной публикации, посвященной неоадъювантной гормонотерапии перед РПЭ, не приводятся отдаленные результаты лечения (общая и опухолево-специфическая выживаемость больных в течение 5 и 10 лет).

Для того чтобы повысить эффективность предоперационной гормонотерапии предлагается несколько способов, основным из которых является увеличение длительности курса гормонального лечения. Предлагается вместо традиционного 3-месячного курса проводить андрогенную блокаду в течение 8 и 12 мес. Ряд авторов считает целесообразным проводить гормональную терапию до максимального снижения уровня ПСА. Однако следует помнить, что удлинение предоперационного периода всегда таит опасность прогрессирования опухолевого процесса, несмотря на гормональные воздействия.

Другим возможным вариантом улучшения результатов комбинированного лечения является применение новых схем гормональной терапии, в частности, монотерапии антиандрогенами. В настоящее время в отделении онкоурологии МНИОИ им. П. А. Герцена, а также в клиниках урологии Военно-медицинской академии и Российской медицинской академии последипломного образования проводится изучение эффективности предоперационной гормонотерапии касодексом в дозе 150 мг в течение 3 месяцев у больных с высоким риском распространения опухоли за пределы капсулы предстательной железы. Предварительные результаты показывают, что терапия касодексом в дозе 150 мг приводит к снижению уровня ПСА на 86,1% и уменьшению объема предстательной железы на 44%. Частота биохимического прогрессирования в течение 6-18 мес после РПЭ составляет 33,3% в группе больных, получавших касодекс и 54,6% в группе хирургического лечения.

Адъювантная гормональная терапия после хирургического лечения РПЖ

Несмотря на то, что у большинства больных с клинически локализованным (интракапсулярным) РПЖ в результате хирургической операции достигается полное излечение от болезни, у 30% пациентов после РПЭ развивается рецидив заболевания. Первоначально, как правило, у этих больных развивается биохимический рецидив – (рост уровня ПСА в сыворотке) без признаков местного рецидива или генерализации. На этой стадии в организме больного существуют микроскопические группы клеток РПЖ, которые не могут быть выявлены существующими методами диагностики.

Развитие ПСА-прогрессирования может отражать как местный рецидив болезни, так и диссеминацию опухолевых клеток по лимфатическим путям и внутренним органам. Проведение адъювантного гормонального лечения наиболее целесообразно на этой стадии заболевания, так как эффективность терапии более высока при небольшой опухолевой массе. Кроме того, при минимальных проявлениях болезни общее состояние больного остается хорошим, что позволяет назначать адекватные дозы и режимы лечения.

Адъювантная гормональная терапия после РПЭ назначается, в основном, при выявлении инвазии опухоли за пределы капсулы предстательной железы, опухолевого роста по линии резекции или метастазов в тазовых лимфатических узлах. К настоящему времени проведено несколько крупных исследований, которые показали преимущество немедленной адъювантной гормонотерапии перед наблюдением после РПЭ. У пациентов, получавших немедленную гормонотерапию, значительно реже развивались такие осложнения РПЖ как боли в метастатических очагах, инфравезикальная обструкция, требующая выполнения трансуретральной резекции предстательной железы, патологические переломы, компрессия спинного мозга.

В специальном исследовании, посвященном применению послеоперационной гормонотерапии у больных без метастазов в лимфатических узлах, безрецидивная выживаемость в течение 5 лет регистрировалась на 25,2% чаще. Наиболее часто адъювантную гормонотерапию назначают больным, у которых выявляют метастатическое поражение тазовых лимфатических узлов. В исследовании ECOG продемонстрировано статистически достоверное увеличение общей выживаемости при проведении адъювантного лечения после РПЭ при выявлении метастазов в лимфатических узлах.Рецидивы РПЖ в течение 7 лет после операции диагностированы только у 14,9% больных, получавших немедленную послеоперационную гормонотерапию и у 89,4% больных, которым адъювантное лечение не проводилось.

В рамках программы ЕРС (ранний рак предстательной железы) было проведено большое исследование, посвященное оценке эффективности адъювантной гормонотерапии (включало 8,013 больных). Больным после местного лечения (РПЭ, лучевая терапия или наблюдение) назначали гормонотерапию касодексом в дозе 150 мг, контрольная группа получала плацебо.

После наблюдения в течение 3 лет выявлено достоверное снижение риска прогрессирования РПЖ (на 42%) и риска развития костных метастазов (на 33%) в группе пациентов, получавших касодекс. Также отмечено, что снижение риска прогрессирования болезни при назначении касодекса 150 мг особенно выражено в подгруппе больных с лимфогенными метастазами.

Неоадъювантная гормонотерапия перед лучевой терапией РПЖ

Дистанционная лучевая терапия по радикальной программе и внутритканевая лучевая терапия (брахитерапия) наряду с хирургическим лечением являются основными методами лечения локализованного и местно-распространенного РПЖ. Эффективность лучевой терапии в большой степени зависит от дозы облучения, которая подводится к предстательной железе. Многочисленные исследования показали, что лучшие результаты лечения достигаются при дозе облучения 70 Гр и более.

В другом исследовании больным РПЖ через 2 года после окончания дистанционной лучевой терапии выполняли биопсию предстательной железы. Остаточная опухоль в биопсийном материале выявлена у 29% больных, которым проводили неоадъювантную терапию по схеме максимальной андрогенной блокады в течение 3 месяцев перед облучением, и у 69% больных, которые гормональное лечение не получали. Нередко неоадъювантную гормонотерапию с целью уменьшения объема предстательной железы назначают перед проведением брахитерапии, так как выполнение эффективной имплантации радиоактивных зерен возможно при объеме простаты, не превышающем 50-60 куб. см.

Адъювантная гормональная терапия после лучевой терапии РПЖ

Проведение гормональной терапии во время и после окончания курса лучевой терапии также позволяет улучшить результаты лечения больных РПЖ. В большом исследовании, включающем 977 больных, сравнивали эффективность самостоятельной дистанционной лучевой терапии РПЖ и облучения с последующей адъювантной терапией золадексом в течение всей жизни пациента. Адъювантная гормонотерапия привела к увеличению безрецидивной выживаемости до 60% по сравнению с 44% в группе только лучевого лечения и уменьшению частоты развития биохимического рецидива РПЖ с 53% до 20% (при среднем периоде наблюдения 4,5 года).

Наиболее эффективна оказалась адъювантная гормонотерапия в подгруппе больных с плохими прогностическими факторами: выраженным распространением опухоли за пределы капсулы и на окружающие органы и низкой степенью гистологической дифференцировки РПЖ.

Таким образом, неоадъювантная и адъювантная гормональная терапия с применением современных эффективных препаратов позволяет существенно улучшить результаты лечения больных РПЖ.

Автор: кандидат мед.наук Б.Я.Алексеев

Материал взят из журнала «Вместе против рака» , №3, 2004.

Источник:
Гормональная терапия в комбинированном лечении рака предстательной железы
Гормональная терапия в комбинированном лечении рака предстательной железы Одним из основных видов лечения РПЖ является гормональная терапия . На стадии генерализованного (метастатического)
http://netoncology.ru/press/articles/544/548/

ГОРМОНОТЕРАПИЯ в лечении рака предстательной железы

ГОРМОНОТЕРАПИЯ в лечении рака предстательной железы

Рак предстательной железы относится к числу наиболее тяжелых и часто встречающихся онкологических заболеваний. Среди причин смерти от злокачественных заболеваний рак предстательной железы во многих странах занимает второе-третье места. В частности

Рак предстательной железы относится к числу наиболее тяжелых и часто встречающихся онкологических заболеваний. Среди причин смерти от злокачественных заболеваний рак предстательной железы во многих странах занимает второе-третье места. В частности, в США он является одной из самых распространенных форм злокачественных опухолей у лиц мужского пола: в 1996 году заболеваемость составила 317 тыс. новых случаев в год, смертность — 41 400. Рост заболеваемости и смертности отмечается также и в России. В 1989 году этот показатель составлял 8,4 на 100 тыс. населения, в 1996 году уже 11,3 [1]. Таким образом, темпы прироста за данный период оказались равны 34,5%, а смертности — 18,5%.

Этиология данного заболевания окончательно не выяснена. Однако большинство исследователей приходят к заключению, что возникновение рака предстательной железы обусловлено нарушением эндокринной регуляции баланса половых гормонов, связанных с изменениями в гипоталамо-гипофизарной системе при качественных сдвигах гормонообразования в надпочечниках и яичках. Так, о тесной связи между предстательной железой и яичками говорит факт атрофии предстательной железы у кастрированных животных. Исследования гормонального статуса у больных раком предстательной железы показывают значительное повышение количества андрогенов по сравнению с эстрогенами, повышение концентрации гонадотропинов в моче, понижение некоторых 17-кетостероидов и нарушение соотношения эстрогенных фракций [2].

Кроме того, среди всех гормонально чувствительных опухолей рак предстательной железы является наиболее чувствительным к гормональным воздействиям [3].

Общеизвестно, что основная цель терапии при ранних формах рака предстательной железы — полное излечение больного. Эффективными средствами диагностики на ранних стадиях заболевания, позволяющими выявлять 95% опухолей, являются скрининг ПСА с определением его уровня раз в год или два, при положительных данных ПСА — трансректальная эхография и пальцевое ректальное исследование [3]. Однако, по данным онкологического научного центра РАМН [1], у 60-80% больных при первичном обращении уже имеются метастазы.

Длительное время существенную роль в плане гормонотерапии играли синтетические эстрогены (синестрол, хонван, фосфэстрол). По данным различных авторов, общая пятилетняя выживаемость больных, прошедших курсы лечения эстрогенами, колебалась от 18 до 22% [1].

Тем не менее существенно выраженные побочные эффекты ограничивают применение данной группы препаратов: осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, свертывающей системы крови, угнетение иммунитета. Тяжесть побочных эффектов вариабельна, возможны летальные исходы. В связи с этим в настоящее время эстрогенотерапия применяется в основном как вторая линия терапии [1].

Другой группой препаратов, достаточно широко применяющихся в настоящее время, являются аналоги ЛГ-рилизинг-гормона (гозерилин, лейпрорелин).

Будучи синтетическим аналогом природного ЛГ-РГ, гозерилин ингибирует выделение гипофизом ЛГ, что ведет к снижению концентрации тестостерона в сыворотке крови у мужчин и концентрации эстрадиола у женщин. Причем данный эффект является обратимым. В начальной же стадии лечения гозерилин может вызвать временное увеличение концентрации тестостерона в сыворотке крови у мужчин и эстрадиола — у женщин. При длительном применении подавляется нормальный ритм выделения ЛГ-РГ, а также восприимчивость к нему рецепторов. Основным побочным эффектом является снижение потенции, что нередко требует отмены препарата. Кроме того, у пациентов может отмечаться повышение АД, артралгии. В начале терапии возможно усиление костных болей.

Существенная роль в современных схемах гормонотерапии при раке предстательной железы отводится препаратам с антиандрогенной активностью (антагонисты андрогеновых рецепторов). В настоящее время различают андрогены со стероидной (ципротерона ацетат, мегестрола ацетат) и нестероидной структурой (флутамид, бикалутамид, нилутамид). Препараты с нестероидной структурой отличаются более легкой переносимостью и меньшим количеством побочных эффектов.

В первом из упомянутых исследований анализировалась эффективность предоперационной комбинированной гормонотерапии (сочетание флутамида и агониста ЛГ-РГ). При этом частота резектабельных форм опухоли возросла с 50 до 78%.

Однако даже при монотерапии антиандрогены оказывают хорошее терапевтическое действие. Согласно источникам, уровень эффективности различных препаратов этой группы при применении их в виде монотерапии выглядит следующим образом: частичная регрессия опухоли — 20-78% пациентов, стабилизация процесса — 16-43%, прогрессирование заболевания — 2-20%. При комбинировании антиандрогенов с хирургической и медикаментозной кастрацией частичная регрессия отмечалась у 40-80% пациентов, стабилизация процесса — у 16-53%, прогрессирование — у 1-16% [1].

1. Матвеев Б. П. Лечение диссеменированного рака предстательной железы: опыт онкологического научного центра РАМН. Симпозиум «Современные подходы к лечению онкоурологических заболеваний». Тез. док. 1998.

2. Справочник по онкологии под ред. Н. Н. Трапезникова и И. В. Поддубной. 4-е изд., 1996.

3. Лабри Ф. Последние достижения гормональной терапии рака предстательной железы: важное значение ранней диагностики и лечения. Симпозиум «Современные подходы к лечению онкоурологических заболеваний». Тез. док. 1998.

4. Kirby R. et al. Funasteride in assosiation with either flutamide or gozerilin as combination hormonal therapy in patients with stage M1 carcinoma of prostate gland // Prostate. 1999, Jul. 1: 4 (2); 105-114.

Источник:
ГОРМОНОТЕРАПИЯ в лечении рака предстательной железы
Рак предстательной железы относится к числу наиболее тяжелых и часто встречающихся онкологических заболеваний. Среди причин смерти от злокачественных заболеваний рак предстательной железы во многих странах занимает второе-третье места. В частности
http://www.lvrach.ru/1999/08/4528112/

Гормонотерапия рака предстательной железы

Гормональная терапия в лечении рака предстательной железы используется очень широко, так как в большинстве своем рак предстательной железы является гормонозависимым и поэтому рациональнее использовать именно гормоны для лечения данной опухоли.

Существуют женские и мужские половые гормоны. Женские – эстрогены, а мужские – андрогены. Так вот, при диссеминированном (распространенном) раке предстательной железы используют женские половые гормоны – эстрогены.

Для лечения рака предстательной железы третьей стадии используется полная андрогенная блокада, то есть сочетание антиандрогенов с лучевой терапией.

При раке предстательной железы четвертой стадии используются антиандрогены в сочетании с лучевой терапией на регионарные метастазы и отдаленные метастазы для улучшения качества жизни.

Тестостерон является основным гормоном, который регулирует и стимулирует рост клеток простаты. Тестостерон стимулирует рост клеток простаты, и он оказывает такое же стимулирующее влияние на ее раковые клетки. Блокирование воздействия этого гормона на клетки простаты является основной целью гормональной терапии при раке простаты.

Большинство клеток простаты эффективно реагируют на противодействие тестостерону в организме. Но некоторые клетки могут развиваться независимо от содержания тестостерона. В таком случае гормональная терапия может быть неэффективной. Но при этом она является частью лечения каждого больного раком простаты и остается важным моментом в лечении поздних стадий заболевания.

Ниже описаны наиболее типичные методы гормональной терапии.

Орхидэктомия(греч. орхос – яичко) — это операция удаления яичка. Орхидэктомия является эффективным решением в предотвращении гормонального воздействия на простату, так как 90 % всего тестостерона в организме мужчины синтезируется в яичках. Этот метод успешно применяется с 1940 года, но так как данный метод борьбы с тестостероном необратим, многие мужчины предпочитают медикаментозное лечение. Сама операция может проводиться даже амбулаторно, то есть пациент может идти домой в тот же или на следующий день.

В настоящее время к такому методу гормональной терапии прибегают редко.

Причины этого следующие:

Кастрация позволяет снизить только 60% вырабатываемого тестостерона в организме.

В 15-30% случаев рак простаты развивается независимо от тестостерона. В этом случае операция негативно отражается на качестве жизни больного и сопряжено с определенным риском послеоперационных осложнений.

ЛГРГ — ЛГ-релизинг-гормон является одним из ключевых гормонов, который синтезируется гипоталамусом. Этот гормон стимулирует выделение гипофизом ЛГ (лютеинизирующего гормона). При постоянном применении этих препаратов происходит торможение выделения гипофизом ЛГ, что в свою очередь ведет к снижению образования в организме тестостерона. К этим препаратам относятся: люпрон, госелерин (золадекс) и трипторелин (трелстар), которые вводятся обычно раз в месяц или реже.

В самом начале применения агонистов ЛГРГ в организме происходит подъем уровня тестостерона. Это проявляется такими симптомами как боль в костях, затруднение мочеиспускания и т. д. Есть препараты, которые блокируют действие тестостерона на клетки простаты: бикалутамид, флутамид и нилутамид. Поэтому часто они добавляются к препаратам агонистам ЛГРГ минимум в течение первых 4 месяцев терапии.

Исследователи утверждают, что антиандрогенная терапия, то есть лечение, направленное на устранение эффектов тестостерона в организме на простату, может повышать риск смертности от сердечных заболеваний у мужчин, перенесших радикальную простатэктомию по поводу местного рака простаты.

Антиандрогенная терапия – это тип гормонального лечения, который обычно проводится у мужчин с прогрессивным раком простаты либо при трудностях его лечения. При этом блокируется синтез тестостерона, который оказывает стимулирующее влияние на клетки рака простаты.

Предыдущие исследования показали, что антиандрогенная терапия связана с повышением риска развития сахарного диабета и сердечных заболеваний. В настоящем исследовании ученые попытались выяснить, как влияют эти изменения на риск смертности от заболеваний сердца, говорит доктор Хенри Тсай из Гарвардской Онкологической Программы в Бостоне.

Исследователи провели оценку риска антиандрогенной терапии среди 3262 мужчин, которые перенесли радикальную простатэктомию и 1630 мужчин, прошедших курс лучевой терапии или другие виды лечения. Средняя длительность периода наблюдения была равна 3,8 года.

Данные указывают на то, что в целом у 1015 мужчин антиандрогенная терапия длилась в среднем 4,1 месяца. При последующем анализе ученые выяснили, что антиандрогенная терапия повышала риск смертности от сердечных заболеваний в 2,6 раза.

Антиандрогенная терапия может быть эффективным средством лечения при неблагоприятных форма рака простаты. Однако, врачи должны с осторожностью подходить к гормональной терапии и взвешивать риски и преимущества метода лечения, учитывая состояние сердечной деятельности больного.

Для подтверждения взаимосвязи между антиандрогенной терапией и смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний нужно провести дальнейшие исследования.

Эстрогены — это женские половые гормоны. При распространенном раке простаты этот метод обладает невысокой стоимостью и достаточно высокоэффективен (эффект отмечается в 70-80 % случаев). Этот вид лечения приводит к большому числу побочных эффектов и осложнений (инфаркт миокарда, тромбоэмболии, нарушения функций печени, желудочно-кишечного тракта, задержка жидкости в организме, гипертония и др.). К тому же, терапия эстрогенами уступает по эффективности современным методам антиандрогенной терапии.

В настоящее время гормональная терапия широко применяется при лечении поздних стадий рака предстательной железы, сопровождающихся распространением метастазов.

В течение нескольких лет ученые пытались разработать такой вид гормональной терапии, который обладал бы наименьшими побочными эффектами.В настоящее время наибольшее распространение получил метод перемежающей терапии, который обладает наименьшими побочными эффектами. Больной в течение 6 — 12 месяцев получает гормональное лечение (антагонисты ЛГ-релизинг-гормонов). В этот период поддерживается низкий уровень ПСА. После этого прием препарата прекращается до тех пор, пока уровень ПСА не достигнет определенного значения. Такой перерыв позволяет мужчине вернуть нормальный уровень. Далее, по достижении ПСА соответствующего уровня вновь начинается гормональное лечение. К сожалению, на данный момент не имеется ясных данных о преимуществах этого метода. Необходимо проведение больших исследований, подтверждающих эффективность этой методики.

Побочные эффекты гормональной терапии

Основной мужской половой гормон это тестостерон. Он отвечает за такие половые признаки, как рост волос, мышечная масса, либидо и эректильная функция. Также этот гормон отвечает и за многие другие процессы.

При отсутствии в организме мужчины тестостерона развиваются такие эффекты, как:

снижение либидо (полового влечения),

прибавка в весе,

остеопороз (разрежение костной ткани),

снижение мышечной массы.

Эти пробочные эффекты встречаются у всех мужчин, но проявляются в разной степени в каждом конкретном случае. Прежде чем начинать гормональную терапию, пациент со своим врачом должен обсудить все подробности возможных побочных эффектов лечения.

Сегодня в Израиле рак молочной железы поддается полному излечению. По данным израильского министерства здравоохранения, в настоящее время в Израиле достигнута 95% выживаемость при данном заболевании. Это — самый высокий показатель в мире. Для сравнения: по данным Национального Канцер Регистра заболеваемость в России в 2000г по сравнению с 1980г увеличилась на 72%, а выживаемость составляет 50%.

На сегодняшний день стандартом лечения клинически локализованного рака предстательной железы (т.е. ограниченного на простате), а значит излечимого, считается либо различные оперативные методы, либо лучевые терапевтические методы (брахитерапия). Стоимость диагностики и лечения рака предстательной железы в Германии составит от 15.000 € до 17.000 €

Данный вид оперативного лечения был разработан американским хирургом Фредериком Мосом и успешно применяется в Израиле на протяжении последних 20 лет. Определение и критерии операции по методу Моса разработаны Американским колледжем операции Моса (ACMS) совместно с Американской академией дерматологии (AAD).

Нано-Нож (Nano-Knife) — новейшая технология радикального лечения рака поджелудочной железы, печени, почек, легких, простаты, метастазов и рецидивов рака. Нано-Нож убивает опухоль мягких тканей электрическим током, сводя к минимуму риск повреждения близлежащих органов или кровеносных сосудов.

Технология Кибер-Нож была разработана группой врачей, физиков и инженеров Стендфордского Университета. Эта методика была одобрена FDA лечения внутричерепных опухолей в августе 1999 года, и для опухолей в остальных областях тела в августе 2001 года. На начало 2011г. действовали около 250 установок. Система активно распространяется по всему миру.

ПРОТОННАЯ ТЕРАПИЯ — радиохирургия протонного пучка или тяжело заряженных частиц. Свободно двигающиеся протоны извлекают из атомов водорода. Для этого служит специальный аппарат, который отделяет отрицательно заряженные электроны. Оставшиеся положительно заряженные частицы и есть протоны. В ускорителе частиц (циклотроне) протоны в сильном электромагнитном поле разгоняются по спиральной траектории до огромной скорости, равной 60% скорости света — 180 000км/сек.

Источник:
Гормонотерапия рака предстательной железы
Гормональная терапия в лечении рака предстательной железы используется очень широко, так как в большинстве своем рак предстательной железы является гормонозависимым и поэтому рациональнее
http://xn—-8sbaraautcw0b4e.xn--p1ai/%D1%80%D0%B0%D0%BA-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B6%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D1%8B/%D1%80%D0%B0%D0%BA-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D0%B8-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%8F/

COMMENTS