Гештальт-терапевт москва

Гештальт-терапевт москва

В Россию Гештальт-терапия пришла в начале 90-х, вместе с общенациональным кризисом и имея за плечами 50 лет бурной и богатой на кризисы и удачные находки истории, найдя здесь своих последователей и клиентов. Почему она прижилась в России? И какие возникали трудности на этом пути? Вот что говорит по этому поводу Н.Б. Кедрова, одной из первых в России прошедшая обучение в гештальт-программе (Сигрид Папе и Вилфрид Шлей /Гамбург, институт Фритца Перлза/, приезжавшие в Москву с гештальт-программой в течение 5-ти лет), и использующая ее в собственной практике.

Н .Б. Кедрова: «У меня было ощущение, что это настолько естественный и близкий нашему русскому сознанию и культуре подход, что особых трудностей и не возникало. Были некоторые предубеждения у людей, которые путали психологию и психиатрию, или, например, психологию и колдовство. Но это скорей общие культурные вещи, они не касаются непосредственно гештальта. Мне кажется, что очень естественно и легко воспринимались и методы и цели работы. Это было достаточно близко людям. Трудности возникали в основном материальные. В начале на этом трудно было что-то зарабатывать. Они (трудности) не имели отношения — в девяностые годы — ни к психологии вообще, ни к гештальту».

Впоследствии у нас проходило еще несколько зарубежных обучающих программ, в частности — программа Французского института Гештальт-терапии и Франкфуртского Гештальт Института. Примерно в это же время наши соотечественники получили возможность учиться за рубежом, участвовать в международных конференциях. По мере роста образования и опыта, а также интереса к гештальт-терапии в России, возникала потребность в более широком профессиональном общении и обмене опытом, обучении.

В 1992 г. группой психологов, в которую входили Елена Мазур, Олег Немиринский, Нифонт Долгополов, Борис Новодержкин создается Московский Гештальт Институт, директором которого становится Даниил Хломов. С того же года издается альманах "Гештальт", с помощью которого гештальт-терапевты обмениваются опытом, размышлениями над профессиональными проблемами, где печатаются еще не переводившиеся на русский язык статьи и книги зарубежных авторов.

Гештальт-терапевты в России занимаются, в основном, частной практикой (индивидуальная и групповая терапия), проведением тренингов, консультированием организаций, работают в школах, клиниках. Обучающие программы теперь существуют во многих городах бывшего Советского Союза: Санкт-Петербурге, Воронеже, Минске, Одессе, Харькове, Краснодаре, Перми, Кемерово, Ульяновске и др..

2. Кто же обращается к гештальт-терапевту, с какими "проблемами" ему приходится иметь дело? Спросим об этом самих терапевтов.

Огромное многообразие тем и запросов, с которыми приходится иметь дело психотерапевту, не поддается простому перечислению, а, тем более, в рамках такой статьи. Для того, чтобы ориентироваться в этом, в теории гештальт-терапии (как и всякого, более или менее развитого направления) имеется своя классификация, сформулированная на профессиональном языке специальных понятий, терминов, отражающая особое понимание человеческого бытия, присущее только данному направлению. А из приведенных выше отрывков мы видим, что каждый терапевт-профессионал находит свою нишу, свою клиентуру и вырабатывает индивидуальный, особенный стиль работы, отвечающий его склонностям и интересам, оставаясь при этом в русле какого-то подхода, опираясь на него.

3. Статья будет существенно неполной без информации о том, как психотерапевт находит клиентов, если он не состоит на службе в организации или клинике, где подбором клиентов занимается другой служащий, например социальный работник. Как терапевт решает эту проблему?

Д. Н. Хломов: "Люди идут только по рекомендации. В глубинно-личностной терапии трудно было бы представить себе что-то другое. Давать какие бы то ни было объявления, это нелепо и довольно безответственно. Это область, которая тесно связана с отношениями, поэтому естественно, что приходят только по рекомендации. То, что касается договоренности с клиентом, это отдельный вопрос, потому что сначала надо выяснить, насколько я, как терапевт, могу быть полезен данному человеку. И достаточно часто я направляю человека по другому адресу, чтобы он не тратил впустую время и деньги".

Н. Б. Кедрова: "Мне кажется, что больше всего узнают по каким-то слухам. Честно говоря, я ничего не делаю специально, чтобы узнавали: не даю рекламы, не даю какой-то информации, как-то вот. родители — у них своя, родительская почта. Если у кого-то получился хороший результат, они присылают своих знакомых. Были какие-то публикации в "Pearents", тоже, наверное, после этого люди обращались. В основном, когда клиент приходит, он не приходит специально на гештальт-терапию. Приходит со своими проблемами, и далеко не всегда заинтересован, каким именно методом его будут «лечить». Про гештальт-терапию скорей интересуются студенты, или врачи, которым нужно выбрать какую-то ориентацию, методику, технологию собственной работы. А клиентам нужно, чтобы им стало просто легче и приятнее жить. И уже в конце бывает так, что они спрашивают: «А что это мы с вами такое делали?». Вот тогда рассказываешь: «Есть такая гештальт-терапия. ».

Следует заметить, что это рассказ опытного терапевта с обширной практикой, работавшего со многими десятками людей частным образом, а также работающего в школе. Начинающему терапевту приходится «нарабатывать» такие связи. И без поддержки профессионального сообщества, старших коллег, которые могут направить к нему клиента, или информировать работодателя, — зарабатывать по специальности тяжело. Это связано и с естественной заботой клиента о себе, вряд ли кто-то пойдет на терапию к кому попало, без весомой рекомендации, личного знакомства или острой ситуации, когда «лишь бы кто-нибудь помог».

Что касается других форм гештальт-терапии — например групповой — то сам подход, основа процесса не меняется, в отличие от техник. Участие в психотерапевтическом процессе не двух, а нескольких человек, ставит перед ведущим задачу поддержания и регуляции групповых процессов, взаимоотношений внутри группы, и клиенты взаимодействуют не только с терапевтом, но и с остальными членами группы, что значительно обогащает пространство актуализируемого жизненного опыта и переживания каждого отдельного участника. Терапевту приходится выступать здесь в несколько иной роли, брать на себя дополнительные функции, использовать специальные техники, ориентированные на групповую работу и использующие ее ресурсы.

5. Какими качествами должен обладать гештальт-терапевт? Вопрос этот бесконечно сложней, чем вопрос о том, какими техниками и знаниями он должен владеть. Каждый терапевт вырабатывает индивидуальный стиль работы сообразно своим личным склонностям, интересам и особенностям коммуникативной сферы. Его индивидуальность, как заметил Е. А. Климов, есть сложный продукт взаимодействия требований среды (профессии) и внутренних условий субъекта труда ("Образ мира в разнотипных профессиях". М., 1995). Отдельный пример вполне может противоречить общему, типовому, часто встречающемуся в данной профессии, при эффективном и активном участии этого человека в профессиональной деятельности. Учитывая эти соображения, автор данной статьи не может взять на себя ответственность за какое-то обобщение, подытоживание образа гештальт-терапевта.

В такой сложной профессии даже необычные, неожиданные, казалось бы, качества и особенности личности, могут оказаться полезным ресурсом, стать основой индивидуального стиля терапии, или послужить возникновению новой техники. Поэтому все, что нам доступно в данной ситуации, это посоветовать почитать тексты классиков гештальт-терапии (Фритц Перлз "Эго, голод и агрессия" и др.), или спросить самих терапевтов.

Н. Б. Кедрова: "Если говорить о гештальт-терапевте, то он должен быть честным, потому что клиент и так себе достаточно изощренно врет сам себе про себя, про свою жизнь. Второе — важно, чтобы он умел внятно видеть, был наблюдательным, мог замечать и сообщать о том, что происходит. Хорошо бы, чтобы он при этом был хорошим человеком, мог бы сочувствовать, как-то участвовать. . Перлз про это хорошо сказал, что терапевт должен уметь видеть очевидное, и не бояться сказать об этом".

Д. Н. Хломов: "У любого терапевта, который работает диалогически, хорошего терапевта, должен быть некоторый свинг, как у джазиста. Хорошего джазиста. То есть пауза между тем, что говорит клиент и реакцией терапевта с тем, чтобы сориентироваться, а что, собственно, на самом деле получил. То есть не кидаться на каждый кусок "мяса ", который подбрасывает клиент на каждый симптом, как голодная собака. Но и, в то же время, не оставлять без внимания некоторые вещи. Это важная характеристика. Она обычно нарушается или нетерпением, или безразличием".

Автор статьи согласен с крылатой формулой: "Я большой! Я очень большой!! Я очень-очень-очень большой. Но мир — больше" и полагает, что считать гештальттерапевта "таким, и никаким другим", есть проявление эгоцентризма или некомпетентности.

6. Известно, что профессия оказывает существенное влияние на мировоззрение, личность человека, его взаимодействие с окружающими (Е.А. Климов "Образ мира в разнотипных профессиях" М., 1995 и др.). Это одна из экзистенциальных данностей человеческого бытия, — делая выбор, в частности профессиональный, мы, по крайней мере, на какое-то время, отсекаем какие-то пласты реальности. Изменяется взгляд на вещи, точка зрения, основы, на которых строятся взаимоотношения с другими и самим собой. Как это проявляется у гештальт-терапевта? "То, чем приходится расплачиваться. " (Н.Б. Кедрова). Но без этого и нет профессионала.

Н. Б. Кедрова: "Ты имеешь в виду какие-то профессиональные искажения личности? Да, очень сильно усиливается "безответственность", недирективность! Трудно предъявлять требования к собственным детям, — понимаешь их больше, чем воспитываешь. Вместо того, чтобы их воспитывать и требовать от них, чтобы они делали уроки, вели себя как подобает, поддерживаешь в них творческий рост и страсть к эксперименту, что не всегда бывает полезно, потому что иногда дети хотят, чтобы родители просто дали им внятное указание, а не спрашивали, как они себя чувствуют и что по этому поводу думают. Пожалуй, так. Все остальное я не назвала бы негативным, потому что, действительно, тренируется определенная гибкость, возможность находить общий язык с людьми разных профессий, культурных групп, это скорее какие-то позитивные вещи".

Д. Н. Хломов: "Что касается профессиональной деформации, то она, в основном, связана со следующими вещами. Если работа достаточно интересная, то, к сожалению, очень многие люди, вещи, которые раньше вполне устраивали, в дальнейшем устраивают гораздо меньше. Остаются молчаливые друзья. Потому что все, что касается нормальных таких советов полупрофессиональных, которые в дружбе присутствуют, потом как-то. Потому что ввязываться в психотерапию с друзьями — это терять друзей, а контактировать также по поводу чепухи, которая просто очевидна, тоже уже невозможно ".

Интервьюер: А на какой же основе можно построить дружеские отношения?

Д. Н. Хломов: «Да, в основном, на основе какой-то совместной деятельности. На машине прокатиться, под парусом походить. ».

Вот такие разные ответы.

7. Еще был задан вопрос о профессиональной терапевтической болезни — эмоциональном "выгорании" терапевта, что это такое, и как от него защищаться?

8. Что помогает гештальт-терапевту поддерживать себя в форме? Какие личностные особенности, могли бы послужить ресурсом для восстановления и развития, помогли бы не потерять интереса к людям, своей профессии?

9. Нужно ли развиваться дальше, получив сертификат об окончании гештальт-программы? И что можно для этого сделать?

Д.Н.Хломов: "Во-первых, если работаешь в личностно-ориентированной терапии, то никакой пользы клиенту принести не можешь, если сам не развиваешься. Потому что тот тупик, в котором находится клиент, это тупик и для терапевта тоже. И рецепт, как, например, работать со страхом замкнутых пространств, это, конечно, полная чепуха. Потому, что у каждого человека совершенно индивидуальная реакция, связанная с индивидуальной организацией жизни. В этом смысле, если я сам не развиваюсь, то ничем помочь и не могу. То же самое относится к тому, чтобы быть интересным клиенту".

10. Что Вы делаете для профессионального развития?

Н. Б. Кедрова: "Какие-то банальные вещи: что-то стараюсь читать, куда-то вылезать на какие-нибудь конференции; если есть возможность где-то поучиться, с удовольствием тоже в этом участвую. Причем мне кажется, что совершенно необязательно это должен быть какой-нибудь великий и знаменитый психотерапевт, потому что очень интересные вещи бывают и на наших конференциях, где молодые ребята чего-то показывают, делают. Не знаю. Стараюсь сохранять какое-то любопытство. Студенческие группы, — каждый раз что-то новенькое такое в них возникает.. Когда мне перестанет все это быть любопытно, тогда надо будет оттуда уходить. Мне кажется, что теории всякие, они мало чего добавляют, хотя это тоже интересно, а вот человек, который что-то такое вдруг — или вопрос какой-нибудь задаст, или скажет. и иногда из этого очень много чему можно научиться."

11. В каждой профессии есть свои достижения, которыми стоит гордиться. Свои успехи, счастливые моменты, взлеты. В психотерапии проблема критериев эффективности вообще одна из самых сложных. Невидимая простым глазом реальность, пространство психотерапии не поддаются измерению, прямой оценке. Но у каждого профессионала, вероятно, такие критерии должны быть, иначе невозможна сама деятельность?

Н. Б. Кедрова: "У меня как-то больше профессионального смущения, чем гордости. Гордость у меня бывает, когда я вначале студентам чего-то придумываю и рассказываю, как какая-нибудь техника должна работать, потом прихожу и делаю ее со своим клиентом, и оказывается, что она действительно работает!"

Д. Н. Хломов: "Критерий в гештальттерапии простой — это развитие. Например, когда в работе удается попасть в тупик, — это означает, что мы можем куда-то продвинуться. Если удается продвинуться, значит дальше будет следующий тупик."

12. И, конечно, несколько слов о режиме работы. Терапевт, практикующий частным образом, вынужден сам заниматься организацией своего рабочего пространства. Работать "с девяти до шести" и дальше предаваться отдыху — сладкая мечта. Каждый клиент имеет свои дела, работу и т. д., поэтому терапевт работает и в выходные, и по вечерам.

Например, Д. Н. Хломов может работать с клиентом и в одиннадцать вечера. И этот график постоянно меняется. Одни клиенты уходят, другие приходят. Больше определенности в групповой терапии — она занимает больше времени, как правило, проходит одна, максимум две группы в день.

Н. Б. Кедрова: "Режим работы и отдыха у меня неправильный, и следовать ему не стоит. Связан он с. не знаю, с какими-нибудь дефектами. Может быть, действительно, с такой алчностью, любопытством, что очень жалко пропустить что-нибудь интересненькое. Действительно, он (день) какой-то такой бесконечный: начинается рано утром, кончается поздно вечером. Что еще сказать? Что касается отдыха, отдыхать очень сложно — потому, что отдых, он как-то редко бывает интересней, чем работа. Поэтому за отдых у меня отвечают дети. Если им удается предотвратить это безобразие. тогда получается отдых.

Гештальт-терапия постепенно занимает определенную нишу в нашей психотерапевтической культуре. Повышается уровень знаний о том, что это такое, люди перестают путать ее с магией и медициной. Гештальттерапия интегрируется разными отраслями психологической практики, продолжает развиваться. А, значит, требуются и те, кто мог бы ее развивать, придумывать что-то новое, необычное, углублять знания и обогащать методики.

13. Каковы перспективы развития профессии?

Н. Б. Кедрова: "Мне кажется, что очень хорошие должны быть перспективы. Потому что профессия очень полезная, очень нужная! (Не выдерживает и усмехается) И люди должны все больше и больше это понимать! Нет, а если без шуток, то я действительно думаю, что перспективы должны быть. Потому что все больше и больше неопределенности в нашей жизни, все больше решений человек должен принимать самостоятельно, все больше зависит не от расписаний и предписаний, а от непосредственных выборов человека, и все важнее какие-то его личные и творческие способности. Поэтому я думаю, что перспективы у нас хорошие, а жизнь наша тоже скучать не дает возможности. Поэтому всякие кризисы, препятствия, сложности, неоправданные изменения образа жизни, они тоже нашим согражданам обеспечены".

Один курс (ступень) называется программой и имеет какую-то специфику, тему, например "Гештальт в работе с семьей и ребенком", эту программу курируют терапевты, специализирующиеся в данной области. Организация обучения — трехдневные семинары, проходящие раз в месяц, между которыми идет работа в небольших учебных группах, направленная на отработку и усвоение материала. В учебной группе нужно отработать определенное количество часов, это "практикум" гештальт-терапевта. На семинарах обучающиеся усваивают какой-то теоретический материал, а также пробуют его применить под наблюдением супервизора-ведущего, или приглашенного терапевта. Также для каждой ступени необходимо пройти определенное количество часов личной терапии у гештальт-ориентированного терапевта. В конце каждой ступени происходит сертификация — своеобразный экзамен, демонстрация работы, которая оценивается коллективом профессионалов.

Сертификат Московского Гештальт Института (МГИ) соответствует сертификату Европейской Гештальт Ассоциации. Помимо основной образовательной программы, студенты МГИ имеют возможность участвовать в ежегодных конференциях, где собираются и демонстрируют свою работу ведущие специалисты, а также в тематических авторских семинарах разных ведущих. (Более подробную информацию о сроках и стоимости обучающих программ можно получить по телефону (095) 964-99-61 — офис МГИ, и по эл. почте: m-gestalt-I@mtu-net. ru ).

Текст статьи подготовлен студентом факультета психологии МГУ А.В. Деревянко на основе интервью с психотерапевтами-практиками — Даниилом Натановичем Хломовым и Наталией Бонифатьевной Кедровой.

Факультет психологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Источник:
Гештальт-терапевт москва
В Россию Гештальт-терапия пришла в начале 90-х, вместе с общенациональным кризисом и имея за плечами 50 лет бурной и богатой на кризисы и удачные находки истории, найдя здесь своих последователей и
http://www.psy.msu.ru/science/public/psy_prof/2_hestalt.html

Гештальт-терапевт москва

Психологи консультируют по широкому спектру вопросов, среди которых: семейные, любовные, детско-родительские, деловые отношения; конфликты в отношениях, недопонимания, расставания; вопросы профессиональной сферы, карьеры и др.

К психологу можно обратиться за профессиональной психотерапевтической помощью по различным личностным и межличностным проблемам: неуверенность в себе, страхи, депрессии, невротические расстройства, сексуальные проблемы, психосоматические заболевания, потеря смысла и интереса в жизни, и др.; сложности в отношениях с противоположным полом, с другими людьми, одиночество и пр.

Все специалисты на сайте — профессиональные психологи, имеющие высшее психологическое образование и прошедшие специальное долгосрочное обучение по различным направлениям в консультировании и психотерапии. Специалисты имеют практический опыт работы не менее пяти лет.

Гештальт-терапевт — это профессиональный психолог, практикующий гештальт-подход в консультационной и психотерапевтической практике. Гештальт-терапия позволяет обрести внутриличностное единство, целостность, осознанность; восстановить нарушенный контакт с собой, своими потребностями, чувствами, творчеством, с другими людьми, с внешним миром.

«Гештальт-терапия выдвигает на первый план осознание того, что происходит в настоящий момент на разных неразрывно связанных между собой уровнях: телесном, эмоциональном и интеллектуальном. То, что происходит «здесь и теперь», является полноценно протекающим опытом, затрагивающим организм во всей его целостности. Этот опыт также содержит в себе воспоминания, предшествующий опыт, фантазии, незавершенные ситуации, предвидения и намерения. […] Гештальт-терапия — это анализ процесса существования самого себя и своего присутствия в мире, анализ, способствующий созданию гибких и адекватных форм сознания и поведения и порождающий творческую ответственность» (Jean-Marie Robine).

Психоаналитик — это профессиональный психолог, прошедший дополнительное долгосрочное обучение, получивший теоретические знания и практический опыт в рамках психоанализа.

Современный психоанализ накопил достаточно большой опыт и сформировал сильную теоретическую базу для понимания и лечения многих психических расстройств: неврозов, пограничных личностных расстройств, депрессий, фобий и др.

«Психоанализ — наиболее радикальный путь, который измыслил человек, пытаясь добраться до неизвестных архаических аспектов себя, которые упорно входят в жизнь каждого человека, часто разрушительно для его сегодняшнего существования. Это инструмент, обладающий высокой потенцией, и может, таким образом, использоваться как для влияния на болезнь с тем лучшим результатом, чем выше квалификация врача, который его применяет» (Michael Brearley).

Источник:
Гештальт-терапевт москва
Индивидуальные психологические консультации в Москве. Консультации семейного психолога. Психотерапия в Москве, гештальттерапия, психоанализ.
http://www.psychol-ok.ru/contacts.html

Гештальт терапевт

5 октября 2012 , Елена , Комментарии к записи Гештальт терапевт отключены

Меня зовут Григорьева Елена, я психолог, гештальт терапевт, практикую с 2009 года. Принимаю в Москве, ко мне можно записаться через страницу Контакты.

Если вы читаете эту статью, то, наверное, уже знаете, что такое гештальт-терапия и чем она может быть для вас полезна. Но все же напишу немного о том, чем гештальт-терапевт отличается от терапевтов других направлений.

В каждом направлении психотерапии есть свои особенности, и, судя по исследованиям, все направления имеют примерно одинаковую эффективность. Однако личность психотерапевта имеет очень большое значение для того, чтобы работа с ним помогла лично вам.

То же самое касается и направлений: все зависит от того, к какому специалисту вы попадете. По моему мнению, гештальт-подход имеет преимущество перед некоторыми другими подходами: в нем обязательно требуется прохождение личной терапии.

Конечно, разным людям требуется разное количество часов, чтобы проработать свои собственные проблемы, и в стандарте нельзя отразить эти различия. Однако поскольку гештальт-терапевт чаще работает «собой», чем это практикуется в ряде других направлений, то он чаще сталкивается с тем, что ему требуются дополнительные часы личной терапии и супервизии.

Супервизия, то есть обсуждение своей работы с более опытным терапевтом, в гештальт-терапии также, как правило, нацелена на проработку «слепых пятен» в осознавании терапевта, его трудностей в работе с клиентом, а не разбором возможных интерпретаций поведения клиента или стратегий в работе с ним.

Если использовать метафору о том, что психотерапевт является инструментом работы, то благодаря проработке на супервизии и личной терапии этот инструмент становится все более чистым и точным, и именно в гештальт-терапии этой шлифовке уделяется много внимания.

Гештальт-терапия — это направление психотерапии, развитое в 50-х годах Ф. Перлзом. В основе гештальт-подхода лежит исследование «здесь и сейчас», в котором находится клиент, его чувств и ощущений, развитии творческого приспособления к действительности в противовес усвоенным в детстве и уже не адекватным паттернам поведения.

Гештальт-терапевт — это специалист, который прошел практическое обучение в рамках гештальт-подхода (от 4 лет), и применяющий основные принципы и техники гештальт-терапии.

Чем гештальт терапевт отличается от психотерапевтов других направлений?

Гештальт терапевт обычно называет человека, который к нему обратился, клиентом, а не пациентом. Гештальт-терапевт воспринимает не себя, а клиента в качестве эксперта по его собственным проблемам. Психотерапевт обладает знаниями, касающимися того, как помочь человеку с его специфическими трудностями, как обнаружить «белые пятна» в его осознавании, но о своих проблемах и о своих отношениях человек всегда знает больше, чем кто-либо другой. Поэтому гештальт-терапевт воспринимает терапевтические отношения, как равные, партнерские и не смотрит на клиента сверху вниз. Возможно, поэтому многие психотерапевты этого направления предпочитают обращение на «ты». (Я лично — нет, я предпочитаю обращаться на «вы».)

Гештальт-терапевт, скорее всего, будет много спрашивать вас о том, что вы чувствуете. Дело в том, что современный человек больше полагается на разум, чем на чувства, и немногие знают, что опора на чувства помогает решить многие трудности, особенно в отношениях.

Гештальт-терапевт сосредоточен не на прошлом клиента, а на его настоящем. Это связано с тем, что с точки зрения гештальт-терапии мы носим свои проблемы с собой, как улитка свой домик. Поэтому все актуальные проблемы обязательно проявляются либо в рассказах клиента, либо в отношениях между терапевтом или клиентом.

Источник:
Гештальт терапевт
Меня зовут Григорьева Елена, я психолог, гештальт терапевт, практикую с 2009 года. Принимаю в Москве, ко мне можно записаться через страницу Контакты.
http://grigorieva-elena.ru/geshtalt-terapevt/

COMMENTS